Появившись на обложке глянцевого журнала, руководитель ГСУ СК РФ по гор. Москве Стрижов Андрей Александрович,
продемонстрировал открытость и прозрачность деятельности своего Управления, главного подразделения Москвы, расследующего тяжкие и особо тяжкие преступления.
Пример начальника – закон для подчиненного, так или нет? Нам так казалось, но ровно до того момента, как мы пришли на личный прием к заместителю Стрижова А.А. – полковнику юстиции Лавреневу Борису Алексеевичу.
Открытость, прямой и уверенный взгляд, который излучает его фотография на официальном сайте ГСУ СК РФ по гор. Москве, несколько отличает человека, позирующего своему фотографу от человека, попавшего в камеру мобильного телефона.

Оказалось, что не все сотрудники ГСУ СК РФ по Москве правильно понимают значение прозрачности и публичности. Лавренев оказался не готов к общественному контролю за своей деятельностью и деятельностью своих подчиненных.

Получив данное видео от своих коллег, команда UDATEAM решила разобраться в том, что же стало причиной такой боязни Лавренева и мы нашли ответ на этот вопрос…

Оказалось, что личный прием у Лавренева, стал следствием обращения к Председателю СК РФ Бастрыкину А.И. с жалобой на незаконные действия и бездействие сотрудников СО по ТиНАО гор. Москвы и ГСУ СК РФ по Москве, безрезультатно расследующих убийство Аль-Дахер Али Самировича, произошедшее 13.06.2019 года в Коммунарском районе столицы.

Особое внимание стоит обратить на то, как расследует особо тяжкие преступления ГСУ СК РФ по Москве.

Вместо задержания преступников по "горячим" следам, следователи затеяли привычную для себя волокиту, чем предоставили замечательную возможность преступникам сначала покинуть московский регион, а потом уже и пределы РФ.

Вместо сбора доказательств и обеспечения их сохранности, стали один за одним выносить постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, компетенция же теперь заключается не в количестве раскрытых преступлений, а в количестве вынесенных отказных материалов.

В течении 10 (ДЕСЯТИ) месяцев, ни лицо с глянцевой обложки журнала, ни его заместители и подчиненные, не оставляли попыток скрыть факт произошедшего убийства, рассчитывая, что родственники покойного и их юристы бросят свои попытки добиться справедливости и не будут их отвлекать от более гламурной работы и фотосессий для журналов.

Только личное вмешательство главы СК РФ Бастрыкина А.И. напомнило Стрижову А.А. и его коллегам, что основной обязанностью следователей СК является все-таки расследование тяжких и особо тяжких преступлений, а не укрывательство убийств и незаконное освобождение от уголовной ответственности лиц, их совершающих. Только таким образом, уголовное дело по факту убийства Аль-Дахер было возбуждено спустя 10 (десять) месяцев после трагедии.

Однако, действия, совершаемые следователями в рамках возбужденного уголовного дела, удивили никак не меньше, чем их бездействие до этого ключевого момента.

Оказалось, что царица доказательств для современных следователей, это полиграф, он же детектор лжи. Исследования на нем проходят все, кто не решается послать инициатора куда-нибудь подальше…

Следователи не умеют и не знают, как расследовать тяжкие преступления, версии и инициатива их проверки исходят исключительно от потерпевшей стороны. Ни механизм задержания подозреваемых и пособников, ни возможность использования оперсостава для совместной работы, им не знакомы.

Но и среди обычных следователей попадаются гениальные, например, Доронин. Следователь, который посчитал своим особым успехом тот факт, что нашел подозреваемого в убийстве гражданина в социальной сети «Одноклассники» и добавился к нему в друзья. Эта небольшая победа нестандартного интеллекта осталась бы незамеченной, если бы Доронин, однажды, не предложил сестре убитого, организовать прямой эфир с убийцей, посредством Скайпа, чтобы последний постарался убедить ее в своей невиновности. Вот тут и произошел скандал…

Непосредственным руководителем следователя-вундеркинда Доронина, оказался Шевкунов Алексей Сергеевич, до момента получения звания подполковника юстиции, хоть как-то демонстрировал свой интерес к расследуемым его подразделением преступлениям. Но после присвоения, поняв, что потолок карьеры достигнут, перестал скрывать свое безразличие, как к уголовным делам и потерпевшим, так и к вопиющей некомпетентности своих подчиненных.

Именно Шевкунов и ошарашил потерпевшую и ее юристов простым и безразличным комментарием: "А что переживаете, граждане, уголовное дело все равно прекратили…"

Немая сцена. Занавес.

 

Как! Как можно было прекратить уголовное дело по совершенному убийству? А как же обещания Стрижова и личный контроль Бастрыкина? А как же ушедшие от уголовной ответственности преступники? Получить ответы на эти вопросы, сотрудники UDATEAM попытались у Бастрыкина, попросив личного приема. Однако, Александр Иванович решил делегировать данную участь Лавреневу, страх которого перед видеокамерой мы продемонстрировали выше.

Команда UDATEAM сошлась во мнении, что в действиях сотрудников СО по ТиНАО, а также первых лиц ГСУ СК РФ по Москве присутствуют признаки таких должностных преступлений и преступлений против правосудия, как халатность, фальсификация доказательств, незаконное освобождение от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление, а также служебный подлог. По этой причине, наша команда возьмет на себя дальнейшую защиту интересов потерпевшего, а также обеспечит проведение служебной проверки в отношении действий должностных лиц ГСУ СК РФ по Москве. О дальнейшем развитии событий, мы будем сообщать на страницах своего сайта и социальных сетей.